Нарушение права на защиту не отменяет вину серийного убийцы: применение доктрины «плоды отравленного дерева»

Новини
1

Большая Палата, пересмотрев дело № 1-27/10 после решения ЕСПЧ о нарушении права на защиту, разъяснила, в каких случаях можно применить определенные исключения из общей доктрины запрета использования «плодов отравленного дерева».

Постановлением от 9 сентября 2020 года  приговор серийному убийце оставлен в силе, несмотря на констатированную ЕСПЧ незаконность получения явок с повинной.

Так, по мнению Большой Палаты, нарушение прав заявителя, допущенное органами досудебного следствия при отобрании явок с повинной, было компенсировано во время следующих процессуальных действий — допроса его в качестве обвиняемого и воспроизведения с участием защитника обстановки и обстоятельств события. Материалы дела не свидетельствуют о том, что показания осужденного, полученные в ходе указанных следственных действий в присутствии защитника, были следствием ограничения его в выборе позиции защиты, обусловленной содержанием первых признаний.

Плоды отравленного дерева (fruit of the poisonous tree)

В этом деле незаконность получения правоохранительными органами явок с повинной заявителя  не вызвала недопустимость других доказательств по делу, в частности показаний, полученных во время допроса в качестве подозреваемого и в ходе воспроизведения обстановки и обстоятельств инкриминируемого события.

Факты и обстоятельства дела не свидетельствуют о том, что без признания в четырех умышленных убийствах исключалась реальная возможность выяснения органами досудебного расследования причин смерти путем назначения эксгумаций и судебно-медицинских экспертиз трупов, — разъяснила Большая Палата.

Поэтому нет оснований считать процессуальные действия «плодами отравленного дерева», а использование их в приговоре как допустимых доказательств не противоречит нормам международного права и национального законодательства.

Так, практика ЕСПЧ допускает применение определенных исключений из общей доктрины запрета использования «плодов отравленного дерева», например, в случае ситуации так называемого «неизбежного обнаружения» доказательств совершения преступного деяния (решение по делу «Светина против Словении» (Svetina v. Slovenia).

В свою очередь, постановлением Большой Палаты от 13 ноября 2019 года по делу № 1-07/07 подтверждена возможность использования доказательств так называемого независимого источника, что приводит к выводам о необходимости исключения доказательств, полученных с нарушением конвенционных прав заявителей, но со ссылкой в ​​судебных решениях на другие доказательства совершения уголовного преступления.

При этом в исследуемом деле Большая Палата не сочла возможным применить исключение из доктрины запрета использования «плодов отравленного дерева».

Однако характер и результаты следственных действий с участием заявителя и его защитника, во время которых были предоставлены подтверждающие и более детализированные показания об обстоятельствах и обстановке совершения инкриминируемых преступлений, другие доказательства виновности заявителя свидетельствуют о применении процессуальных компенсаторных механизмов, которые «очищают от грязи» нарушение права заявителя на защиту в этом деле и дают основания для полноценного использования всей совокупности полученных доказательств за исключением свидетельств, предоставленных в явках с повинной, — считают судьи.

Приговор оставлен в силе, но изменен путем исключения ссылки на явки с повинной осужденного как на доказательства виновности в умышленных убийствах.

Также читайте о первых оправдательных приговорах по делам, расследованным НАБУ с точки зрения концепции «плодов отравленного дерева» – оправдания из-за недопустимости доказательств.

 

The post Нарушение права на защиту не отменяет вину серийного убийцы: применение доктрины «плоды отравленного дерева» appeared first on Всеукраинский информационный портал – vv.org.ua.