Как окружение Фургала крутило кредитные миллиарды и выводило их через “Амурсталь”

Новини
5

Арест губернатора Хабаровского края Сергея Фургала проходил на фоне серьёзного кризиса, охватившего стратегически важное градообразующее предприятие “Амурсталь”.

Фургал всегда называл себя спасителем завода. Но, возможно, семейный бизнес бывшего губернатора заключался лишь в активном хищении кредитов, выданных под гарантии правительства края. Теперь это стало предметом интереса следствия и может закончиться новыми обвинениями в деле Фургала.

Знаменитый завод “Амурсталь”, на котором трудится три с половиной тысячи человек, дымит трубами в Комсомольске-на-Амуре — втором по величине промышленном городе Хабаровского края. Это не просто завод, а настоящий символ амурской индустриализации.

После распада Союза долгие годы завод умирал, и казалось, что его гибель — дело уже предрешённое.

Завод “Амурсталь”

В 2017 году тогдашний хабаровский депутат Госдумы Сергей Фургал взялся возродить завод. После чего его рейтинг в крае подскочил настолько, что в следующем году Фургал выигрывает губернаторские выборы. А после того, как у новоиспечённого губернатора в 2018 году возникли трения с совладельцами “Амурстали”, в Сети появляется целое движение “Защитим Фургала”. В многочисленных роликах сепаратистской направленности Фургала называли “спасителем края”, борющимся с чужаками, якобы высасывающими краевые ресурсы.

Впрочем, сам губернатор, оправдываясь, говорил, что ролики готовят некие злоумышленники из Москвы…

Но в действительности дела обстояли ровным счётом наоборот: пока в Интернете Фургала называли спасителем, через подставные фирмы-пустышки близкое окружение экс-губернатора выводило миллиарды рублей и использовало мощности “Амурстали” для собственного обогащения. При этом не вложив в завод ни рубля.

Но обо всём по порядку.

Город президентского внимания

Пока целое десятилетие огромные производственные цеха “Амурстали” простаивали, хабаровские дельцы под присмотром мафии гнали лом чёрных металлов в Китай, Японию и Корею. В числе таких дельцов был и будущий губернатор края Сергей Фургал.

На вывозе лома эти предприниматели сколотили свои состояния. Простой цехов “Амурстали” им был даже выгоден, поскольку завод не мог покупать сырьё по цене корейцев и китайцев.

В 2009-м от банкротства завод спас лично президент России Владимир Путин. После его визита в апреле 2010 года ВЭБ приобрёл 100% долей компании Amurmetal Holding Limited у бывшего депутата Госдумы Александра Шишкина за долги в размере около 26,5 млрд рублей. Также ВЭБ предоставил свою кредитную линию. Но проблемы не закончились, и постепенно завод превратился в некое подобие чемодана без ручки, который нести тяжело, но и выбросить жалко. Комбинат был уже не просто трупом, а разлагающимся трупом — с октября 2013-го “Амурсталь” находилась в предбанкротном состоянии.

В 2016 году во время прямой линии Владимир Путин вновь заявил, что Комсомольск-на-Амуре должен стать центром роста Дальнего Востока вслед за Хабаровском и Владивостоком. В соответствии с поручениями президента был разработан долгосрочный план комплексного социально-экономического развития города на 2016–2025 годы, который подписал премьер-министр Дмитрий Медведев.

После этого Комсомольск-на-Амуре стали называть “городом президентского внимания”.

Естественно, устойчивое развитие города было невозможно без восстановления “Амурстали”. Поэтому к Восточному экономическому форуму 2017 года было решено поменять ситуацию.

Зачем к восстановлению привлекли Фургала

К тому времени в “Амурсталь” (тогда завод назывался “Амурметалл”) уже никто не хотел вкладываться. По первоначальной оценке, завод выставлялся на торги за 9,08 млрд рублей, но в ходе торгов цена неоднократно снижалась до самой низкой планки в два с половиной миллиарда. За такую цену его, может быть, и купили бы, только для того, чтобы распродать здания под офисы и цеха на металлолом. Но был один нюанс: покупая завод и его мощности, новый владелец получал в нагрузку и долги предприятия, многократно превышающие стоимость покупки. По некоторым данным, размер долга “Амурстали” только перед ВЭБом составлял около 35 млрд рублей. Дополнительные траты — перезапуск и модернизация комбината — оценивались на тот момент где-то в 15 млрд рублей.

На рентабельный уровень производства завод не мог выйти из-за дефицита сырья, поскольку продавцы лома Дальнего Востока были “заточены” под экспорт сырья.

Согласно отчётам ФАС, на то время имел место сговор дальневосточных продавцов и корейских металлургических гигантов с целью избавиться от российского завода-конкурента.

Видимо, поэтому к восстановлению “Амурстали” было решено привлечь структуры местного депутата Госдумы от ЛДПР Сергея Фургала — одного из ведущих игроков на рынке экспорта металла в Хабаровском крае. Фургал был местным и обладал амбициями, а также необходимыми организационными и финансовыми ресурсами для выполнения этой государственной задачи. Его компания ООО “МИФ-Хабаровск” с 2005 года занималась сбором лома чёрных металлов. Также, по сообщению местных СМИ, Фургал ещё в 2011 году просил у Минпромторга разрешение на строительство в Хабаровске нового завода по изготовлению металлопродукции, но так его и не получил.

Зачем строить новый завод, если можно поднять и модернизировать знаменитый комбинат “Амурсталь”.

Восстановление “Амурстали” стало одним из главных предвыборных обещаний Фургала в 2016 году. Тогда же он нашёл местных инвесторов на покупку завода в лице своего давнего делового партнёра Николая Мистрюкова и бывшей жены Ларисы Стародубовой, а также некоего Павла Бальского, которые основали для этого ООО “Торэкс-Хабаровск”.

Инвесторы приобрели имущество завода на торгах в январе 2017 года. Покупка “Амурстали” обошлась “Торэксу” в 2,46 млрд рублей — это самая низкая цена в истории предприятия. То дно, от которого инвесторам предстояло оттолкнуться, чтобы превратить завод в процветающую компанию.

Губернатор Сергей Фургал с женой Ларисой Стародубовой

У Фургала и его окружения, кстати, денег на покупку “Амурстали” не было. Стародубова и Мистрюков вошли в бизнес только своими поручительствами по кредитам, тогда как Бальский, по его собственным словам, заложил свои активы, землю, офисные здания, личные поручительства и порядка 630 миллионов личных займов. По словам Бальского, все стратегические решения по заводу принимал сам Фургал. С ним же (а не с Мистрюковым и Стародубовой) он спорил и вёл переговоры.

Первые годы работы обновлённого завода

Павел Бальский в этой истории — “тёмная лошадка”. Местные увидели в Бальском “руку Москвы” и отнеслись к нему с недоверием, считая, что он хочет продать завод китайцам.

На его фоне Фургал выглядел выигрышно. Поэтому, когда между совладельцами начались трения, Хабаровск в основном занял прогубернаторскую позицию.

Но в отличие от местных крупные банки страны проявили к тандему Бальского и Фургала большой и позитивный интерес.

После покупки завода “Торэксом” они начали охотно кредитовать “Амурсталь”: 900 миллионов дал банк “Открытие”, ВТБ открыл кредитную линию на полмиллиарда, 350 миллионов пришли по линии “Сбербанка”…

С первых же дней работы завод столкнулся с проблемой невозможности покупки лома чёрных металлов, являющегося основным сырьём для “Амурстали”. И при активном участии Сергея Фургала было продавлено нужное решение. 19 мая 2018 года Правительство РФ приняло постановление № 584 “Об определении в Дальневосточном федеральном округе пунктов пропуска через госграницу для убытия из РФ за пределы таможенной территории ЕЭС отдельных категорий товаров”. Постановление касалось запрета экспорта лома чёрного металла на полгода через все порты ДФО.

Это решение ударило по всем экспортёрам лома края, которые терпели гигантские убытки, но Фургал объяснял его государственное значение — пополнение краевого и государственного бюджета.

Блокада экспортёров и мошенничество с кредитами

Решение было спасительным для завода, и “Амурсталь” начала скупать у поставщиков лом по 10,2 тысячи рублей за тонну, хотя ранее цена тонны была в пределах 19–20 тысяч рублей. Это подстегнуло производство и увеличило отчисления в бюджеты. При этом не забывал бывший губернатор и о своём кармане. Пока поставщики и собиратели лома, подчиняясь решению правительства, несли большие убытки, на счета компаний окружения Фургала при посредничестве “Амурстали” пошли миллиарды рублей.

СМИ тогда писали, что только в 2018 году эти компании поставили южнокорейской корпорации Posco Daewoo 300 тысяч тонн блюма и сляба — полупродуктов металлургического производства “Амурстали”. Фактически это тот же лом в виде обжатых болванок.

После производственного подъёма, устроенного с помощью блокады экспортёров лома чёрных металлов, резко увеличились доходы ООО “Скрап Фар Ист” — управляющей компании, где находится доля Стародубовой в “Амурстали”, что хорошо видно по данным “СПАРК-Интерфакса”, — в 2019 году на балансе этой компании уже находилось почти четыре с половиной миллиарда рублей.

Схема вывода денег была примерно такая: компания “Скрап Фар Ист” получила кредит в МСП Банке для закупки металлолома под залог доли Стародубовой в “Амурстали”. Деньги выдали под поручительство “Амурстали”, которое подписал директор завода Сергей Кузнецов. Из металлолома быстро изготавливался полуфабрикат, который “Амурсталь” экспортировала в Корею. Вырученные средства поступали на расчётные счета ООО “Скрап Фар Ист”, минуя завод. Юридически эта компания не имеет никакого отношения к “Амурстали”, и, по данным СПАРК, её бенефициаром является некий Георгий Гельфер — наёмный работник Стародубовой.

Похожая схема использовалась и с другой аффилированной с Фургалом компанией. В 2019 году ООО “Строитель”, единственным учредителем которого была падчерица Фургала Екатерина Малофеева, открыло в том же МСП Банке кредитную линию и получило от банка деньги на общую сумму 1 134 000 000 рублей. Этот заём был осуществлён уже под поручительство Гарантийного фонда Хабаровского края в 2020 году. И после этого Малофеева исчезла из списков учредителей компании. По данным “СПАРК-Интерфакса”, за три года бизнес Малофеевой вырос втрое. В 2019 году выручка ООО “Строитель” составила почти три миллиарда рублей.

Таким образом родственники Фургала заработали миллиарды живых денег на “Амурстали”, войдя в бизнес только с бумажками поручительства по кредитам под гарантии своих компаний — сборщиков лома. Все займы, которые они прокрутили с максимальной выгодой, были выданы под поручительство Гарантийного фонда Хабаровского края и самого завода. Миллиарды уже ушли в неизвестном направлении, и теперь банки судятся, пытаясь просто вернуть свои кредиты.

И, поскольку речь идёт уже о невозможности вернуть кредиты, хотя их вполне можно было вернуть после прокрутки кредитных денег, следствие подозревает заранее спланированное мошенничество. Также МСП Банк полностью принадлежит “Корпорации МСП” — государственной структуре, которая координирует оказание финансовой и иной поддержки малому и среднему бизнесу. То есть речь в данном случае идёт именно о государственных деньгах.

Как Фургал партнёров от 1С отключал

Павел Бальский

Где-то в 2018 году (непосредственно перед выдачей кредитов МСП связанным с Фургалом сторонним компаниям) между инвесторами “пробежала чёрная кошка”.

Бальский в интервью местным СМИ говорил, что весной 2018 года после резкого разговора с Фургалом его просто отключили от бухгалтерской программы 1С и его финансисты не могли видеть финансовую отчётность компании.

— Я подавал в суды, был в правовом поле. Я пытался сначала вести диалог с господином Фургалом. Потом мы полгода с ним не разговаривали, — говорил тогда Бальский.

По его словам, такими действиями Фургал фактически выдавливал его из бизнеса, и в феврале 2019 года они начали вести переговоры о продаже доли Бальского за два миллиарда 700 миллионов рублей, несмотря на то, что это был очень растущий бизнес — в 2019 году “Амурсталь” уже стала одним из главных доноров краевого бюджета.

Пока была отключена программа 1С, деньги уходили беспрепятственно при полном согласии руководства завода. Бальский подал заявление о мошенничестве, и было заведено уголовное дело на гендиректора предприятия Сергея Кузнецова и замдиректора по безопасности Дмитрия Козлова. Именно они подписывали бумаги. В ноябре 2019 года стало известно об обысках в офисах “Амурстали” и хабаровских компаниях “Сталком”, “Дальпромснаб”, а также ещё у двух десятков скупщиков лома.

Юридически ни Мистрюков, ни Стародубова преступлений не совершали, хотя миллиарды капнули на счета компаний бывшей жены Фургала и дочки. Но буквально сразу же после прогремевших обысков в Москве арестовали Николая Мистрюкова — совладельца ООО “Торэкс-Хабаровск”, которому принадлежит завод. И совсем по другому делу — об убийстве бизнесменов Олега Булатова и Евгения Зори.

Тогда же Мистрюков заключил досудебное соглашение и дал показания на Фургала.

В январе этого года стало известно и о продаже доли Мистрюкова в компании Бальскому.

Сам Бальский в разговоре со СМИ утверждал, что долю ему якобы продала жена Мистрюкова Наталья и он уплатил за неё очень большие деньги. Это произошло в феврале 2020 года, тогда же был уволен бывший директор “Амурстали” Сергей Кузнецов, которого Бальский заменил на Григория Фрейдина.

На этом мартовском видео Бальский приглашает Фургала выяснить отношения в эфире местного ТВ. До ареста губернатора тогда оставалось четыре месяца.

Потом произошли всем известные события. И теперь все сидят: бенефициары “Амурстали” — по подозрению в убийстве, а бывшая администрация завода — по подозрению в мошенничестве с кредитами. На свободе пока находятся Лариса Стародубова и Екатерина Малофеева. Предъявить им, по сути, нечего.

“Амурсталь” сейчас

Естественно, происходящее больно ударило и по самому заводу. Банки приостановили кредитование, несмотря на то, что в июне 2020-го ООО “Торэкс-Хабаровск” было включено в перечень системообразующих организаций РФ по отрасли “Металлургия”.

Это единственное, что сегодня спасает завод от банкротства, ведь банки хотят получить обратно свои деньги. По заявлению пресс-службы “Амурстали”, в случае обращения МСП Банка в суд компания воспользуется действующим мораторием на банкротство системообразующих предприятий в условиях пандемии.

В настоящее время обновляется юридический статус предприятия и рабочие находятся в страхе перед массовыми увольнениями.

По сообщению источника редакции, завод будет юридически называться так же — “Амурсталь”.

По всей видимости, поскольку завод отказывается платить за своё поручительство по кредиту в “Скрап Фар Ист”, уголовное преследование может коснуться и гражданской супруги Фургала — Ларисы Стародубовой.

Источник: Compromat.group

The post Как окружение Фургала крутило кредитные миллиарды и выводило их через “Амурсталь” first appeared on HPIB.LIFE.