Если завтра Байден: Глобальные последствия смены власти в США

Новини
2

Если завтра Байден: Глобальные последствия смены власти в США

Несмотря на затянувшиеся разборки по поводу массовых фальсификаций в Америке, приход к власти в Белом доме Джозефа Байдена является реальным. В связи с этим возникает вопрос о том, как смена персонажа в Овальном кабинете повлияет на глобальные политические и экономические процессы, а также как новая редакция этих процессов отразится на Украине.

Много и многими, включая автора этих строк, было написано о весьма противоречивой, часто неадекватной политике Дональда Трампа. Выход из договора о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД), крайне тревожные перспективы договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ), выход США из иранской ядерной сделки и Парижского соглашения по климату, торговая война с Китаем на грани холодной войны, резкие противоречия в НАТО и с Евросоюзом и так далее — это далеко не полный перечень «epic fails» времен Трампа, информируют Экономические Новости.

В связи с этим высказываются прекраснодушные пожелания устранить все эти неприятности и зажить хорошо, как было раньше. Правда, как раньше, уже вряд ли будет, кризис капиталистической миросистемы углубляется, мир сильно изменился, причем далеко не только и не столько под влиянием политики Трампа.

Чего ждут от Байдена

Само собой разумеется, что обязанность исправить все названные и не названные «epic fails» Трампа возлагается на Байдена, как на того Супермена из американского масскультпродукта. В подробности того, что Байден мало похож на Супермена вдаваться не будем.

От том, чего именно ожидают от Байдена, высказался эксперт американской организации «Атлантический совет» Андерс Ослунд, хорошо известный в Украине, в частности, тем, что недавно со скандалом ушел из наблюдательного совета «Укрзалізниці» из-за того, что там из-за коронакризиса резко сократили жалование с нескольких сотен до нескольких десятков тысяч гривен.

Впрочем, Ослунд, вернувшийся в родной Atlantic Council, входящий в пул Демпартии, вполне исчерпывающе изложил связываемые с Байденом ожидания во влиятельном американском издании The Hill в тексте под красноречивым названием «What a Biden administration can do on Europe policy«.

По мнению Ослунда, новая администрация будет проводить следующую политику:

1. Снова займется интеграцией в рамках НАТО. Вслед за Обамой будет требовать у ЕС довести расходы на оборону до 2% ВВП, тогда как Трамп требовал 4%. Также США начнут помогать Европе в турецком вопросе и развернут «непокорную» Анкару лицом к Евросоюзу.

2. США больше не будут поддерживать разделение ЕС, как делал Трамп с Брекситом. Также американцы помогут заключить «справедливое» торговое соглашение между Британией и Евросоюзом. И проведут отложенную при Трампе встречу G7.

3. Прекратится поддержка «популистских» правительств Венгрии и Польши, которым благоволил Трамп. «Тогда ЕС сможет убедить вначале Польшу, а затем Венгрию вернуться к верховенству закона и реальной демократии», — пишет Аслунд.

4. Администрация Байдена «реструктурирует» санкции против России и восстановит сотрудничество по санкционной политике с Евросоюзом.

5. Байден перезаключит с Россией договоры о контроле над вооружениями — как стратегическими, так и ракетами малой и средней дальности. Также возродится договор по «открытому небу» о взаимных проверках.

6. Новый президент США разблокирует поддержку Украины в ее борьбе с коррупцией.

7. Байден примет закон о «темных деньгах», который обяжет все компании, работающие в США, называть своих конечных бенефициаров. Это, считает Аслунд, также будет частью борьбы с «гибридной российской агрессией».

8. США вернутся в Парижское соглашение по климату, в ядерную сделку с Ираном и сотрудничеству с Евросоюзом в рамках ВОЗ.

9. Будет возрождена идея американо-европейского соглашения о свободной торговле. Будут сняты защитные тарифы на импорт европейской стали и алюминия. И возобновится работа в рамках ВТО».

Критика «байденовских мечтаний»

По аналогии с известными «кремлевскими мечтаниями», можно говорить о своего рода «байденовских мечтаниях». Последние соответствуют «глобалистическому однополярному мейнстриму», который уже изрядно устарел, а потому достаточно серьезно расходится с реальностью. Поэтому необходимо сделать некоторые замечания.

Относительно п.1 высказываний Ослунда. В период правления Трампа сотрудничество с НАТО действительно было сильно ослаблено из-за противоречий относительно доли ВВП, которую каждая страна-член Альянса должна выделять на оборону и коллективную систему безопасности. Действительно, Обама, при котором Байден был вице-президентом, требовал от европейских стран-членов НАТО выделять хотя бы установленные 2% ВВП на оборону. В свою очередь, Трамп требовал поднять эту долю до 4%, хотя целый ряд стран даже 2%-ю норму не обеспечивают. В противном случае, Трамп угрожал чуть ли не выходом США из североатлантического альянса, что расценивалось как дурной тон.

Однако претензии Трампа шли еще дальше. Не секрет, что НАТО — это прежде всего США, и гипотетический выход из альянса США означал бы исчезновение самого альянса с непонятными перспективами. Но Трамп вполне справедливо ставил вопрос следующим образом: почему Штаты преимущественно за свои средства должны содержать НАТО как коллективную систему безопасности, прежде всего Европы, в том числе от предполагаемой угрозы со стороны Москвы, а сама Европа в это время не только сокращает расходы на оборону, то есть является иждивенцем у Америки, но и прибыльно торгует с Москвой, тем более реализует с ней совместные проекты, прежде всего «Северный поток»? В свете этого Трамп предпринял меры по блокированию строительства «Северного потока-2», и это пока удается. Более того, при Трампе Штаты начали экспансию на европейский энергорынок путем поставок своего сжиженного сланцевого газа, и это следует рассматривать не просто как продвижение американских экономических интересов, но и как некую компенсацию расходов, которые Америка несет в обеспечении европейской безопасности.

В связи с этим пока непонятно, как далеко от этих позиций Байден готов будет отступить, чтобы «помириться» с Европой, и как это будет воспринято в самой Америке, в частности, энергокомпаниями, которые там имеют сильное политическое лобби. В частности, в предвыборных обещаниях Байдена звучали слова о достройке «Северного потока-2», в результате чего Украина рискует лишиться транзитного статуса и существенных валютных поступлений.

Что касается 2-го и 9-го пунктов в тексте Ослунда относительно поддержки Байденом евроинтеграции в противовес брекситу и американо-европейского соглашения о свободной торговле, то это очевидно, поскольку администрация Обамы во времена вице-президентства Байдена всячески старалась воспрепятствовать брекситу и продвигалась идея североатлантической зоны свободной торговли между США — Канадой и Евросоюзом, каковой проект окрестили «экономическим НАТО». Но здесь не все так просто. Прежде всего и во времена Обамы идея «экономического НАТО» продвигалась достаточно сложно из-за больших разногласий по целому ряду вопросов, касающихся тарифов и стандартизации. Иными словами, идея об американо-европейской зоне свободной торговли — это пока только идея, и не более.

К тому же появились новые факторы, которые делают эту идею в принципе весьма сомнительной. Общеизвестным является тот факт, что Трамп нанес удар по мировому рынку борьбой с глобализацией, протекционизмом в интересах США, торговыми войнами, причем не только с Китаем, но и с Европой, в частности, перекрыв доступ на американский рынок для европейских стали и алюминия. Но дело в том, что за последние годы моду на «антиглобализм» подхватили многие другие страны, а пандемия резко ускорила эти процессы. Правительства многих стран в последние годы идут по пути ограничения импорта, закрытия внутренних рынков, защиты внутреннего производителя.

Эти тенденции делают идею о ЗСТ между Европой и Северной Америкой еще более призрачной.

Зато актуализируют брексит, который соответствует нынешней антиглобалистской, протекционистской тенденции. К тому же известно, что Трамп и премьер Британии Джонсон начали разработку проекта более тесной англосаксонской интеграции Британия – Штаты — Канада с перспективой выхода Британии на латиноамериканские рынки. Пока трудно сказать, насколько этот проект окажется реальным, как и то, как он будет гармонировать с предполагаемой американо-европейской ЗСТ, а также с учетом того, что договор между Британией и ЕС до сих пор отсутствует также по причине серьезных противоречий.

Возобновление США участия в «ядерном договоре» с Ираном, из которого со скандалом вышел Трамп, было бы весьма положительным решением не только для нормализации отношений собственно с Тегераном и вообще на Ближнем Востоке, но также для нормализации отношений США с Европой. В ЕС крайне недовольны не столько даже самим выходом США, сколько теми санкциями, который Вашингтон при Трампе принялся налагать не всех, кто продолжил сотрудничество с Ираном. Насколько такой «come back» со стороны Вашингтона возможен, покажет время, поскольку за последние годы отношения Штатов и Ирана обострились еще сильнее. Кроме того, следует учитывать израильский фактор, поскольку Израиль является одним из важнейших партеров и союзников США и имеет в Штатах сильнейшее лобби. Во всяком случае, возвращение США в Парижский договор.

Архиважным представляется блок вопросов относительно России в пп.4, 5 высказываний Андерса Ослунда. Повторим, что Трамп вышел из договора по РСМД, а действие договора по СНВ оканчивается, но перспективы его продления пока туманны. Фактически разрушается система международной безопасности, которая была создана еще в 1980-х годах. В качестве повода для выхода из договора по РСМД послужили испытания Россией одного из типов крылатых ракет, относительно которой США заявили, что ее технические характеристики нарушают договор, что в Москве естественно, опровергли. Сейчас эти подробности уже не столь важны, поскольку разрыв договора развязал руки обеим сторонам в испытаниях новых видов вооружений, которых еще не было в 1970-1980-х годах, когда разрабатывалась договорная база по международной безопасности. Речь идет, например, о лазерном и гиперзвуковом оружии, ракетных установках на ядерной тяге и так далее. В этом смысле готовность обеих сторон к заключению новой договорной базы вызывает серьезные сомнения.

Пока имели место скупые сообщения из Москвы о том, что Россия передала США некие предложения по вопросам безопасности. Об этом пресс-служба Путина распространила следующее заявление весьма общего характера: «Американским партнерам переданы наши предложения по выработке нового уравнения безопасности. Оно учитывает все факторы, влияющие на стратегическую стабильность. При этом особое внимание уделяется средствам нанесения так называемого «первого удара», что, на наш взгляд, вообще недопустимо. Российские предложения закладывают основу для продолжения комплексного диалога с США о будущем контроле над ракетно-ядерными вооружениями».

Информацию о реакции Штатов найти не удалось, что неудивительно с учетом ситуации в Америке, где сейчас явно не до того. Собственно, как и остается неизвестным содержание предложений Кремля. К тому же сочетание планов по воссозданию системы международной безопасности с усилением санкционного давления на Россию, как об этом пишет Ослунд, также выглядит весьма сомнительно. Москва вполне может выдвинуть Вашингтону требования по снятию или ослаблению санкций.

Кроме того, демонстративный выход Трампа из договора об РСМД имеет еще одну сторону. Этот договор и договор об СНВ являются соглашениями между США и Россией, к которым присоединились Франция и Великобритания, также имеющие ядерные вооружения. Но есть Китай, который имеет и активно развивает ядерные вооружения, но утверждает, что их количество и мощность являются хоть и достаточными для Поднебесной, но намного ниже тех, которыми располагают Россия и Штаты. Именно этим Пекин мотивирует свой отказ входить в качестве одной из сторон в будущие договоры об ограничении ядерных вооружений. В то же время именно вовлечение в договорную систему Китая было одной из целей разрыва договоров администрацией Трампа.

Не говоря уже о том, что в мире существует целый ряд стран, которые де-факто располагают ядерным оружием и средствами его доставки той или иной мощности и дальности. Известно, что ядерными средствами располагают Индия и Пакистан, которые находятся в перманентном конфликте, иногда даже угрожая друг другу атомной бомбой. Израиль не подтверждает, но и не опровергает факт наличия у него ядерных боезарядов. Есть сведения о возможном наличии ядерных средств у ЮАР и Саудовской Аравии. Все эти страны не охвачены никакими международными обязательствами по неприменению, разработке и развитию такого оружия, они не демонстрируют готовность такие обязательства на себя брать, а без этого любые новые договоры будут неадекватными реальной ситуации, и что с этим делать, пока никто не знает.

Нормализация взаимоотношений США и Китая является, с одной стороны, реальной и необходимой мерой, в которой заинтересованы не только Вашингтон и Пекин, но, с другой стороны, объективные противоречия между двумя сверхдержавами в геополитической, экономической, мировоззренческой и технологической сферах, даже в перспективах введения стандарта 5G и в исследованиях Луны, настолько обострились и углубились, что даже простое снижение градуса противостояния является очень непростой задачей, но этот вопрос требует отдельного рассмотрения.

Геоэкономика байденовского будущего

Последствия возможной смены власти и экономического курса Вашингтона могут оказаться очень серьезными. И далеко не все эти последствия будут для Украины благоприятными.

Прежде всего это касается предвыборных обещаний Байдена по достройке второй очереди газопровода «Северный поток», а также прекращения торговой войны с Китаем и вообще нормализации отношений с Поднебесной.

В этом смысле следует обратить внимание на мнение экономического аналитика Александра Гончарова, опубликованное на его странице в соцсетях:

«В случае прихода в Белый Дом Джо Байдена есть два ключевых аспекта, которые нашли отражение в его предвыборных обещаниях, и они же непосредственно коснутся Украины:

— во-первых, будет завершено строительство «Северного потока-2»;

— во-вторых, будет закончена торговая война между США и КНР, и очень быстро оживится американо-китайское торговое сотрудничество.

В первом случае Байден пойдет навстречу стремлениям Германии построить на своей территории (вместо Украины) Энергетический ХАБ. Кстати, канцлер Германии Ангела Меркель уже поздравила Джо Байдена с победой на выборах президента США. Ну, а на внутреннем рынке Украины цены на энергоресурсы будет монопольно диктовать широко известная частная газодобывающая группа «Бурисма Холдингс» Николая Злочевского.

Во втором случае произойдет перезагрузка американо-китайских отношений (официальный Пекин фактически уже признал Джо Байдена победителем на американских выборах). И если в последние пару лет из-за торговой войны США – КНР мы заместили американские поставки, например, кукурузой украинского происхождения на 80%, то теперь американская кукуруза вернется на китайский рынок, а экспортерам Украины придется срочно искать новые рынки сбыта. Словом, поле для маневра у Кабмина Шмыгаля очень ограничено, а долги и обязательства перед КНР слишком велики (достаточно вспомнить «Мотор Сич» и 3 млрд. долл. США долга за сорванные поставки зерна в Китай)».

Действительно, торговая война США и Китая дала Украине возможность резко нарастить поставки агропродукции в Поднебесную, частично заняв американскою долю рынка, в частности по сое и кукурузе. Например, в прошлом маркетинговом году Украина поставила в Китай 6,2 млн тонн зерна, что на 1,8 млн тонн больше, чем годом ранее.

В целом на китайском направлении торговая война Трампа с Китаем пошла Украине где-то даже на пользу. Даже с учетом скандала вокруг «Мотор-Сичи», экономические отношения Китая и Украины за последние годы заметно укрепились. В частности, экспорт из Украины в Китай с начала 2020 года вырос на 12,8% по сравнению с показателями прошлого года и составил около 3,67 млрд долларов. Трудно сказать, насколько эта тенденция сохранится при смене власти в Америке.

Кроме того, возможны серьезные изменения на финансовых и нефтяных рынках, и многие из них могут весьма болезненно зацепить Украину. Об этом говорит другой экономический эксперт Алексей Кущ:

«Байден планирует усилить социальную поддержку, в частности готовятся новые программы по образованию. Также есть определенные обещания американскому бизнесу. На все это нужны деньги, поэтому, скорее всего, США будут активно наращивать внешние займы, а для привлечения кредиторов станут создавать максимально выгодные условия. То есть возможен рост ставки ФРС. Если это произойдет — начнется отток денег из развивающихся стран, в том числе из Украины. Что спровоцирует ослабление национальной валюты и сделает международные рынки капитала менее доступными для нашей страны. Плюс ожидается рост цен на нефть, так как демократы являются активными противниками «грязной» энергетики и традиционно противостоят нефтяному лобби. Для нас это тоже, мягко говоря, не очень хорошо».

Итак, демократы традиционно являются сторонниками зеленой энергетики. Если США вернутся в Парижский договор по климату и в Штатах начнется «закручивания гаек» для нефтегазового лобби, а добыча нефти сократится, это может привести к существенному подорожанию нефти. Прогнозируется, что с нынешнего уровня около 40 долларов стоимость барреля нефти может подтянуться к 50 долларам.

Нынешний кризис Украина кое-как пережила благодаря так называемому эффекту «сырьевых ножниц», когда цены на нефть и газ (главные статьи нашего импорта) существенно упали, а цены на зерно и металл (основные товары нашего экспорта) были стабильными или даже немного росли. Если же сейчас цены на энергоносители возрастут, а цены на зерно и металл снизятся и/или Украина потеряет существенную часть рынков сбыта, будут утрачены значительные объемы валютной выручки. Последний же фактор приведет к падению курса гривны и вообще больно ударит по всей экономике Украины.

Впрочем, по одному из сценариев, примирение Поднебесной с Америкой может послужить дополнительным стимулом для экономического роста Китая, что, наоборот, приведет к возрастанию спроса на продукцию украинского экспорта. И здесь очень важно налаживание отношений Украины с Китаем, сильно испорченные скандалом вокруг «Мотор Сичи», вплоть до необходимости срочного визита руководства Украины в Китай. Но пока что намеков на подобные действия не видно, хотя поставщиков зерна и металла, желающих выйти на огромный китайский рынок, в мире более чем достаточно и без Украины.

Возвращаясь к возможным финансовым последствиям смены власти в Вашингтоне, следует напомнить, что при Трампе была существенно снижена ставка Федерального резерва, что сделало мировые деньги более дешевыми, а внешние займы стали более доступными для развивающихся стран, в том числе и Украины. Но если верить предвыборным обещаниям Байдена, при нем Штаты будут больше тратить средств на социальные нужды, поддержку бизнеса и так далее.

О последствиях этого говорит аналитик Алексей Кущ:

«Ожидается, что он пойдет по пути Обамы и запустит свои «именные» программы людей и бизнеса. Что потребует дополнительных финансовых вливаний. США будут привлекать дополнительные внешние займы, а чтобы заинтересовать кредиторов, повысят ставку ФРС. Понятно, что это будет не сразу, скорее всего, когда эпидемия коронавируса пойдет на спад. Если это произойдет, во-первых, начнет дешеветь сырье, во-вторых, произойдет резкий отток капитала из развивающихся стран и так называемый, курсопад — обесценивание валют экономически слабых государств. В том числе большие риски девальвации и для гривны. В-третьих, внешние рынки капитала станут для нас менее доступными, а заемные деньги — более дорогими».

Как это отразится на внутриэкономической ситуации в Украине пока сказать наверняка трудно, но ряд предположений уже высказываются в СМИ. В частности, прогнозируется снижение курса национальной валюты до 28,4 гривен за доллар. Сильный рост цен пока не предполагается из-за низкой покупательной способности, низких доходов, а также высокой безработицы, которая по методологии Международной организации труда, составляет не более 10%, реально может превышать 30%.

А дадут ли Байдену?

Вынесенный в подзаголовок вопрос подразумевает вовсе не возможность или невозможность того, что Байден займет или не займет Овальный кабинет в свете до сих пор продолжающихся в Америке президентских разборок. Вопрос в том, что даже если Байден займет все же главное руководящее кресло Америки, то далеко не факт, что все намеченное и обещанное он сможет реализовать на практике.

Америка, как известно, является президентской республикой, в которой президент возглавляет исполнительную власть и формирует ее. Но президент США располагает отнюдь не самодержавными полномочиями, его решения ограничиваются парламентом — двухпалатным Конгрессом США. Для того, чтобы президент от одной из партий имел полную поддержку в Конгрессе, нужно, чтобы, кроме прочего, эта партия имела большинство в обеих палатах: в нижней — Палате представителей, а также в Верхней — в Сенате. Но такое совпадение, чтобы президентская партия имела большинство в обеих палатах в истории Штатов бывало крайне редко. Именно большинство в одной из палат всегда позволяло оппозиционной партии блокировать решения президента. Или, наоборот, правящее большинство одной из палат могло блокировать решение другой палаты, в которой доминирует оппозиция.

Например, во времена Обамы его программу всеобщего медицинского страхования для малоимущих блокировали в парламенте оппозиционные тогда республиканцы. Или, наоборот, попытки демократического большинства Палаты представителей объявить Трампу импичмент были заблокированы Сенатом, в котором имело место большинство республиканцев.

И эта ситуация сохраняется по сей день после нынешних выборов, поскольку, наряду с выборами президента, в штатах 4 ноября имели место выборы губернаторов и перевыборы части депутатов обеих палат Конгресса, поскольку в Штатах не заведено делать перевыборы сразу всего состава, и это делается частями для обеспечения непрерывности законодательной власти.

В настоящий момент в нижней палате демократы имеют большинство в 221 голос против 209 голосов республиканцев. Зато в Сенате республиканцы имеют 50 голосов против 48 мандатов у демократов.

Но и это еще не вся проблема. В январе 2021 года во время дополнительных выборов в штате Джорджия будут «разыгрываться» два места в Сенате. В настоящий момент оба действующих сенатора являются республиканцами. Если демократы возьмут оба этих мандата, то они получат большинство в 1 голос.

Только если демократы получат большинство в обеих палатах, Байден будет иметь возможность проводить свои решения без оглядки на противоположный республиканский лагерь. Поэтому наряду с затянувшимися президентскими выборами январские довыборы в Сенат окончательно определят, какие геополитические и геоэкономические телодвижения будет совершать Америка в ближайшие четыре года.

The post Если завтра Байден: Глобальные последствия смены власти в США appeared first on Всеукраинский информационный портал – vv.org.ua.